<<< Вернуться к списку


Правдин Сергей Александрович
14.10.1975-15.04.1981


Правдин Сергей Александрович. Лейтенант, командир десантно-штурмового взвода В/ч пп 83260, 650-й гвардейский отдельный разведывательный батальон, 5-я МСД (г. Шинданд, провинция Герат) 14.10.1957 – 15.04.1981 Урок мужества Из воспоминаний первой учительницы Сергея Надежды Андреевны Михайловой: «Он рос особенным ребенком. Все хотели с ним дружить. Иногда во время игр доходило до смешного: девочки и мальчики не могли его поделить, каждый тянул Сережу к себе. Приходилось мне вмешиваться и выручать его. А как подходила ему фамилия – Правдин!» Из школьной характеристики по окончании восьмилетки: «Он относился с полной серьезностью к самому мелкому делу, выполняя его со всей аккуратностью...» Далее Сергей Правдин учился в Калининском суворовском военном училище, где «...по всем предметам показывал твердые отличные и хорошие знания и навыки. Внешне бывал подтянут и опрятен. Из стрелкового оружия стрелял уверенно, на тактических занятиях действовал смело, энергично и грамотно командовал, был волевым и выносливым». И вот бывший суворовец – курсант Киевского высшего общевойскового командного училища имени М. В. Фрунзе. Самодисциплина, самовоспитание не прошли бесследно. Сергею присвоено звание сержанта. А в адрес родителей – Александра Васильевича и Людмилы Семеновны – от командования училища было направлено благодарственное письмо: «Вы можете гордиться своим сыном. Благодарим вас за хорошее его воспитание!» Из письма гвардии лейтенанта М. Зеленцова: «Я с Сергеем учился в училище, потом вместе приехали в Кушку и попали в одну роту. Сергей был для меня не просто другом, он был старшим товарищем, можно даже смело сказать – старшим братом. Подкупали его прямота, честность и принципиальность. Сергей очень любил нашу русскую землю, часто брал гитару и пел нам русские народные песни». К сожалению, судьба не дала Сергею возможности до конца реализовать себя как личность, но главное – стать офицером и настоящим командиром он все же успел. Афганистан оказался суровой школой для сотен тысяч мужчин и вчерашних мальчишек, и Сергей выдержал испытание с честью. В ночь с 27 на 28 декабря 1979 года в западный Афганистан со стороны Кушки вошла 5-я гвардейская мотострелковая дивизия. В передовой колонне двигался 650-й гвардейский отдельный разведывательный батальон, в составе которого находился и десантно-штурмовой взвод лейтенанта Правдина. Миновав перевал Мир-Али, советские бронемеханизированные части устремились на юг по Кандагарской дороге. К полудню достигли Герата, южнее которого разместился 101-й МСП, а основные силы дивизии двинулись дальше и к исходу 28 декабря заняли аэродром Шинданд, ставший основным местом расположения соединения. Под контроль и охрану были взяты административные центры, мосты, перевалы и другие ключевые объекты. Первые месяцы после ввода войск в Афганистан в западных провинциях прошли относительно спокойно. Но ближе к весне постепенно, стал разгораться костер партизанской войны. Хотя на первых порах моджахеды не блистали тактической выучкой, были вооружены в основном трофейным стрелковым оружием, захваченным у афганской армии, или допотопными музейными ружьями середины ХIХ века или эпохи Первой мировой войны. Однако и такое оружие убивало и ранило во время засад, внезапных нападений и обстрелов советских постов и автоколонн. Очень скоро выяснилось, что разведчикам приходится не только добывать данные о противнике и обстановке, но и принимать участие в рискованных вылазках, работать на грани боевого соприкосновения и совершать вылазки на контролируемые моджахедами территории, что не раз сопровождалось потерями. Получил боевое крещение и лейтенант Правдин. Уже в первых стычках с душманами он показал себя решительным и храбрым командиром. «Помню, как первый раз пошел с Сергеем на боевое задание, – пишет его бывший сослуживец В. Любовшин. – Описывать его очень долго, но, самое главное, мы поняли, что без командира (умелого, знающего свое дело) нам не обойтись в бою. Вот почему надо беречь командира». В 1980 году лейтенант Правдин приезжал в отпуск в Пензу и провел «урок мужества» у семиклассников городской школы №18. Его трехчасовая беседа так тронула сердца мальчишек и девчонок, что они все потом, не сговариваясь, писали классное сочинение об этом человеке. Когда же пришла весть о смерти Сергея, потрясенные школьники посчитали своим долгом увековечить его память, и теперь в школьном музее боевой и трудовой славы хранится альбом с пятиконечной звездой и Вечным огнем на обложке. Тут фотографии, письма, документы, воспоминания, позволяющие представить и понять, каким Сергей был в своей недолгой, но яркой жизни. «Помню наш последний вечер, – пишет В. Любовшин. – Дело было в провинции Фарах. Я поставил бронемашину в боевое охранение. Мы должны были засекать и заносить на карту все огни в горах. В эту ночь Сергей рассказывал, как он ездил в отпуск, как проводил «урок мужества» и многое другое. Наутро он вызвал меня к себе и поставил задачу: сопровождать в город Фарах афганскую колонну. Вечером мы вернулись, я отправился доложить командиру, что мы прибыли, но мне сказали, что почти вся рота ушла на разведку в горы...» Свой последний бой лейтенант Правдин принял в горном массиве Лукорх, недалеко от Фараха. Это нагромождение каменных вершин, скал и ущелий высилось посреди пустынной равнины. В центре массива находилась большая база моджахедов с запасами оружия, боеприпасов и продовольствия. Оттуда душманы совершали набеги на дорогу, по которой непрерывно в Кандагар шли советские и афганские колонны. Зимой 1981 года части 5-й МСД почти два месяца безуспешно осаждали массив и пытались ворваться в глубь ущелья, разделявшего Лоркох на две части. Наконец тогдашний командир соединения генерал Б. Громов принял решение больше не рисковать жизнями советских солдат и офицеров. Были тщательно заминированы все подступы к Лоркоху, а сам массив подвергнут мощной артиллерийской и авиационной обработке. Между скалами и дорогой выставили заслоны, которые перехватывали душманов. После чего подразделения дивизии вернулись в шиндандские казармы. Через несколько месяцев база в Лоркохе вновь стала напоминать о себе. Душманы возобновили нападения на автомобильную трассу. Стало очевидной необходимость проведения новой операции, чтобы окончательно вытеснить моджахедов из горного массива. Разведбат был срочно переброшен к Лоркоху, развернул посты наблюдения и начал проводить рейды в ближайшие горы. 15 апреля 1981 года 3-я рота получила очередное боевое задание: разведать и захватить одну из вершин возле ущелья. «Наша группа сумела скрытно подойти к подножию горы и достичь вершины. Все шло хорошо, – пишет в своем письме очевидец боя. – Мы начали рассредоточиваться на вершине и занимать позиции, но внезапно столкнулись с крупным душманским дозором, который поднимался по противоположному склону, намереваясь оседлать гору. Завязался бой. По одну сторону мы, по другую – противник. По нам открыли огонь из гранатомета и крупнокалиберного пулемета. Появились первые раненые. По возможности их спускали вниз...» Взвод лейтенанта Правдина занимал правый фланг обороны. Руководя боем, он заметил, как из ущелья одна за другой начали выскакивать фигурки людей в чалмах и серых халатах, с оружием в руках. Они разворачивались в цепь и бежали по распадку к подножию горы. Было видно, что часть «духов» тащили ДШК и минометы. Машинально начал считать и, сбившись на четвертом десятке, послал одного из разведчиков к командиру роты с донесением: – Передай: надо отходить. Я с группой бойцов буду прикрывать!.. Вскоре рота, отстреливаясь, начала отступать, а заслон в составе лейтенанта Правдина и нескольких разведчиков встретил подкрепление душманов дружным автоматно-пулеметным огнем, заставив их залечь. Но из ущелья подходили все новые и новые группы моджахедов, а у разведчиков уже кончались боеприпасы. – Отходим! – дал команду Правдин. Бойцы начали отползать, прячась за камни. Но разъяренные отпором «духи» продолжали наседать, пытаясь окружить горстку храбрецов. Когда противники сблизились, в разведчиков полетели гранаты. От их разрывов и града осколков почти вся группа прикрытия погибла. Геройскую смерть приняли лейтенант С. Правдин, сержант С. Липатов, рядовые В. Макаров и С. Васильев... Лишь на четвертый день посланные на выручку бойцы разведбата при поддержке артиллерии и вертолетов, преодолевая упорное сопротивление душманов, сумели пробиться к месту боя и забрать тела павших товарищей, до конца выполнивших свой воинский долг. А. Болсуновский, водитель бронетранспортера: «О таких людях положено говорить: душа-человек. Да красноречивее моих слов такая деталь: в том последнем бою он спас жизнь молодому солдату, сейчас уже уволившемуся в запас, Владимиру Абрашкину, а сам вот не уберегся, погиб...» За мужество, отвагу, воинскую доблесть и умелое командование гвардии лейтенант С. Правдин награжден медалью «За боевые заслуги» и орденом Красной Звезды (посмертно). Похоронен на Новозападном кладбище в г. Пензе.

11.07.2015, 21:02

Почтить память



Возложить на могилу: